Египет присоединился к «русской» коалиции


На прошлой неделе «официальное» информационное агентство ИГИЛ «Итисаам» официально подтвердило то, о чем специализированные военные аналитические издания говорят уже на протяжении месяца.

В результате точечного налета египетской авиации на секретную базу «египетского филиала» исламского халифата «Вилайат Синай» в районе к юго-западу от Эль-Ариш на севере Синая в момент важного штабного совещания террористов погибло все руководство организации — не менее 45 высокопоставленных террористических полевых командиров.

Погиб командир группировки Абу Дуа аль-Ансари, несущий непосредственную личную ответственность за теракт против российского авиалайнера в октябре 2015 года.

Это самый большой успех египетской армии в борьбе с террористами за все годы их активности на Синайском полуострове, и военные аналитики по обе стороны Атлантики и на Ближнем Востоке утверждают, что он был бы невозможен без принципиально нового уровня кооперации египетских военных с «русской коалицией» — правительством Сирии, Ираном, ливанской «Хизбаллой», частью курдских формирований в открытом формате, Израилем и правительством Ирака в формате ином.


Организация Ансар Бэйт аль-Макдис, позже переименованная в «Вилаят Синай», была основана на Синае в конце 2011 года в качестве местного отделения «Аль-Каиды», и, пользуясь значительной удаленностью Синая от основных центров Египта и относительно низкой заселенностью этой территории, превратилась в организацию с внушительными возможностями в террористической и пропагандистской деятельности.

За пять лет своего существования «Вилаят Синай» осуществил многочисленные удары против египетского режима — в первую очередь на Синайском полуострове, но не только там, а и в материковой части Египта.

Атаки группировки на протяжении многих лет включали операции против энергетических и инфраструктурных объектов на Синае, целью чего было нарушить стабильность поставок газа из Египта в Израиль и Иорданию, а также нападения на полицейские участки и военные базы и аванпосты. Египетская армия не имеет на Синае крупных гарнизонов — на полуострове просто нет больших городов, только узкая полоска курортов вдоль побережья Красного моря, которую можно прикрыть цепочкой баз и блокпостов.

Эти атаки были результативными — только по официальным данным, в них погибли более 800 египетских военных, пограничников и полицейских.

Организация старалась вынести свою активность и за пределы Египта, избрав своей целью Израиль: в 2011 году «Вилайат Синай» предпринял теракт на шоссе №12 недалеко от Эйлата, в результате которого погибли восемь израильтян, шестеро из них гражданские лица; он признал свою ответственность за попытку взорвать БТР, полный взрывчатых веществ, в районе Керем Шалом в 2012 году, сорванную израильскими военными; «Вилаят Синай» послал террориста-смертника, чей замысел был пресечен египетскими пограничниками во время попытки нелегального перехода границы в 2014 году.

Интенсивность действий «Вилаят Синай» против Израиля возросла, когда ИГИЛ оказался отрезан от израильской границы силами коалиции Асада в рамках негласного (хотя общеизвестного) коалиционного соглашения между русскими, сирийцами и израильтянами «прикрытие границы по Голанам со стороны Сирии — в обмен на израильскую техническую разведывательную информацию поля боя».

Гарантом и техническим координатором этого соглашения выступили русские ВКС, для чего был создан специальный российско-израильский координационный центр — еще за две недели до начала операции ВКС в Сирии. В военных кругах такой неформальный контракт участника коалиции назвали форматом «не спрашивай — не отвечаем».


За все годы войны на территории Сирии халифату удалось прорваться к израильской границе только один раз — в конце октября 2015 года — но уже через несколько часов его силы были отброшены и в конце концов сдались силам сирийской регулярной армии.

Израиль и Сирия формально находятся в состоянии войны, и прямые контакты между штабами армий этих стран формально невозможны — а вот через русский координационный центр для таких контактов (причем в режиме реального времени, со спутниковой поддержкой войск на поле боя) запрета нет.

Поняв, что крупномасштабная провокация через границу на Голанах для халифата заблокирована, военное командование ИГИЛ логично решило интенсифицировать атаки через другую границу, египетскую. За последние два года Эйлат, самый крупный приграничный город Израиля, подвергался ракетным атакам со стороны «Вилаят Синай» не менее семи раз.

Однако почти никакой координации между египетскими и израильскими военными против общего противника до последнего времени не наблюдалось. В отличие от Сирии, к этому нет формальных препятствий — Египет и Израиль заключили мирный договор еще в 1979 году, — но неформальных было предостаточно.

Откровенное, заведомо подчиненное стремление Египта к союзу с Саудовской Аравией, выразившееся в недавней передаче Саудовской Аравии островов в Красном море, возвращенных израильтянами Египту, а не саудитам, в качестве жеста доброй воли (об этом подробно) не могло не вызвать возмущения в Тель-Авиве. Сперва чехарда в верховной власти, отстранение давних партнеров — людей Мубарака — из руководства спецслужб, а затем постоянные метания военного президента Ас-Сиси просто закрыли для израильских спецслужб возможность с кем-то в Каире наладить отношения «в долгую».

Для израильтян, но не для Москвы, по отношению к которой и в Каире, и в Иерусалиме нет предубеждения. Долгое время и Москва не видела для себя необходимости затевать игру по сближению египетских и израильских военных при своем координирующем участии — риски велики, труд огромен, приз не очевиден.

Все изменилось, когда руководство халифата заказало своему египетскому филиалу террористическую атаку против русских — как месть за успехи российских ВКС в сирийском небе. В октябре 2015 года боевики «Вилаят Синай» исполнили заказ и русский пассажирский лайнер взорвался в небе над Синаем, унеся жизни 224 человек.


Россия отреагировала так, как требовало от нее российское общество, напуганное возможным повторением теракта на борту летящего из Египта самолета. Решение вынужденное, политико-пропагандистское, к реальным вопросам обеспечения безопасности отношения имеющее мало, — но в силу сложившихся международных практик единственно возможное.

Это понимали и в Москве, и в Каире. Египтянам сломали доходы от туризма, Москва получила первый эпизод ответного удара халифата по своим гражданам — и та, и другая сторона понимали, что просто «усилением режима в аэропортах» ситуация не разрешится. Нужен серьезный удар, показательный разгром виновников трагедии — группировки «Вилаят Синай» и в её лице египетского фланга халифата.

И здесь очень пригодился опыт непубличного вовлечения Израиля в «русскую» коалицию в Сирии.
http://imperialcommiss.livejournal.com/

Военные аналитики не могут ничем объяснить мгновенный рост точности и эффективности ударов египетских ВВС по объектам «Вилаят Синай», образцом которых стало уничтожение одним точечным налетом всей командной верхушки террористов под Эль-Ариш, кроме как резким взлетом уровня разведывательного сопровождения операций.

Такую разведывательную информацию египтянам могли поставить только израильтяне — в обмен на снижение напряженности на южной границе. Так же, как они получили от сирийцев обеспечение снижения угрозы на своей северной границе.

Только у них — не у русских, не у американцев, не у китайцев — есть геостационарные, а не пролетные спутники над Синаем. Только у них есть глубокая агентура в военном руководстве ХАМАС — террористической организации, наиболее близкой по связям с «Вилаят Синай» и эксплуатирующей вместе с ней систему подземных тоннелей под египетско-израильской границей. И поставить египтянам эту информацию израильтяне могли только через русских — под их гарантии и при их посредничестве.

По той же модели, как они поставляют информацию военному руководству сирийской армии — по принципу «не спрашивай — не отвечаем».

Контуры формата дальнейшего взаимодействия Египта и «русской коалиции» постепенно становится очевидны — если у коалиции есть враг на юге от основного, сирийско-иракского театра, то нужно вовлечь в коалицию давнего врага этого врага — и дать ему победить.