Сионисты сотрудничали с нацистами и в послевоенные годы


Израильская разведывательная служба сотрудничала с нацистскими преступниками начиная с конца 1940-х годов и, по крайне мере, до середины 1970-х. Тогдашние работники «Моссада» до сих пор отказываются говорить на эту тему. Факты сотрудничества израильской разведки с бывшими высокопоставленными офицерами СС получили огласку в последние годы.

В первую очередь, это произошло благодаря тому, что в 1998–99 годах Сенат и Конгресс США обязали ЦРУ рассекретить документы, касающиеся связей американских спецслужб с бывшими нацистами. В начале 2000-х Лэнгли передало в Национальный архив соответствующие материалы, общим объемом около 250.000 страниц.

Эти документы свидетельствуют, что израильские разведчики, как и их американские коллеги, не только тесно взаимодействовали с нацистскими преступниками, но и укрывали их от преследования. И если спецслужбы США стремились воспользоваться знаниями и агентурными наработками нацистов в конфронтации с СССР, то «Моссад» интересовали их связи в арабских странах.


На основании материалов, рассекреченных ЦРУ, в прессе США и Израиля были преданы огласке три конкретных случая сотрудничества разведки Еврейского государства с бывшими эсэсовцами. Причем, в документах по одному из них четко говорится, что это далеко не единственный случай подобного рода. Кроме того, осенью прошлого года в Израиле была издана книга отечественного военного историка и бывшего офицера армейской разведки Йосефа Аргамана. Первая глава в ней посвящена одному из эпизодов сотрудничества израильтян с ветеранами секретных служб Третьего Рейха.

Обращает на себя внимание тот факт, что все случаи, преданные огласке, касаются эсэсовцев, участвовавших в уничтожении евреев, в частности еврейского населения Советского Союза.

Палач евреев, спасенный евреями

Наибольшее количество опубликованных данных имеет отношение к связям израильтян с Вальтером Рауфом, в прошлом являвшимся другом и ближайшим помощником одного из главных архитекторов геноцида евреев Рейнхарда Гейдриха (начальник Главного управления имперской безопасности СС в 1939–42 гг.). Кстати, Рауф – один из относительно небольшого числа эсэсовцев среднего звена, которых Юлиан Семенов упоминает в своих книгах под настоящим именем. Знаменитый писатель, имевший, как известно, доступ к архивам КГБ, однозначно указывает, что этот нацистский преступник имел прямое отношение к гибели тысяч советских детей еврейского происхождения.

Сведения, опубликованные Семеновым, получили подтверждение в сентябре 2005-го, когда британская разведка MI-5 рассекретила документы о деятельности Рауфа. В июне 1942 года он возглавил «технический отдел» СС, и в этом качестве руководил созданием мобильных газовых камер, в которых были уничтожены около ста тысяч человек, в первую очередь евреев. Советские историки называли цифру – 250 тысяч, отмечая, что это были в основном жители Украины, Белоруссии, Литвы и Польши (в документах ЦРУ приводятся оценочные данные от 97 тысяч до 200 тысяч погибших).

С июля 1942-го по май 1943-го Рауф выполнял спецзадания СС в Тунисе, где занимался грабежом и убийствами евреев. Под его руководством здесь были уничтожены более 2.500 человек.

С сентября 1943 года и почти до конца войны он возглавлял отделение гестапо в Милане. В апреле 1945-го его задержали англичане, но два года спустя Рауф сумел бежать из заключения. Советские источники отмечали, что побег был организован при участии бывшего начальника эсэсовских диверсантов, знаменитого Отто Скорцени (о его связях с израильской разведкой см. ниже).

Как свидетельствуют документы из архивов ЦРУ, в 1948 году Рауф был завербован сирийской разведкой, и вскоре объявился в Дамаске, в качестве военного советника президента Хосни Заима. Весной 1949-го последний был свергнут заговорщиками, а Рауф через Ливан бежал в Италию. Здесь с ним вышел на связь Шалхевет Приар — сотрудник Оперативного отдела внешнеполитического ведомства молодого Еврейского государства. Данная структура, под руководством Ашера Бен-Натана, занималась разведывательными операциями за рубежом, и в 1950-х на ее базе была сформирована служба «Моссад».

В 1993 году, в интервью газете «Едиот Ахронот», теперь уже покойный Приар рассказал, что до того, как пойти на встречу с бывшим нацистским преступником, запросил на это разрешение не только своего непосредственного начальника Бен-Натана, но и главы внешнеполитического ведомства Баруха Гуриэля (Борис Гуревич). Оба они срочно выехали в Рим, чтобы лично понаблюдать со стороны за общением своего подчиненного с Рауфом. Знакомясь с ним, Приар сразу заявил, что является сотрудником израильской разведки. Между ними было заключено джентльменское соглашение: бывший нацист рассказывает все, что ему известно о сирийской армии и спецслужбах, а израильтяне помогают ему скрыться в Южной Америке. Одновременно, как отмечают архивные материалы ЦРУ, Бен-Натан вынашивал планы забросить Рауфа с разведывательным заданием в Египет. Но, в конечном итоге, было решено ограничиться работой с ним по сирийскому направлению.

В декабре 1949 года Рауф отправился морским путем из Италии в Эквадор. Американцы подозревали израильтян в том, что именно они обеспечили его «чистыми» документами, а также оплатили билет на пароход.

На недавней встрече с Ашером Бен-Натаном журналист портала IzRus прямо спросил: как он объясняет всю эту информацию. Бывший глава первой израильской разведслужбы отвечал крайне неохотно и весьма скупо: «Один из сотрудников внешнеполитического ведомства получил материал от бывшего офицера СС, который был в Сирии. Тот передал нам очень важную военную информацию – оперативные планы сирийского Генштаба. Его звали Вальтер Рауф. Это был единственный случай… Но у меня никогда не было контактов с ним». На вопрос о том, правда ли, что израильтяне помогли Рауфу бежать в Южную Америку, Бен-Натан отметил: «Мы просто дали ему уехать. Мы не помогали ему, а просто дали уйти. Был один священник из Ватикана, который организовал все документы».

Бен-Натан не стал отвечать на вопрос о том, было ли ему и его подчиненным известно о роли Рауфа в уничтожении евреев. Но в этом сложно усомниться, если учесть, что сам Бен-Натан с 1944-го занимался в «Моссад ле-алия бэт» сбором сведений о нацистских преступниках. Более того, информация о преступления Рауфа против евреев публиковалась в 1945-м во многих западных изданиях, а в протоколах Нюрнбергского процесса его имя упоминается 31 раз.

В 1958-м Вальтер Рауф осел в Чили, где спокойно жил до своей смерти весной 1984-го. За все это время Израиль ни разу не потребовал от местных властей его выдачи, хотя Иерусалим и Сантьяго поддерживали весьма тесные отношения, в том числе в военной сфере.

Любимец Гитлера на службе «Моссада»

Хотя Бен-Натан утверждает, что случай Рауфа – единственный раз, когда израильтяне сотрудничали с бывшими нацистами, архивные документы ЦРУ рисуют иную картину. Из них известно, что другой подчиненный Бен-Натана, экс-офицер британской разведки Давид Маген (Тэд Крос), одновременно работавший на американцев, курировал еще одного эсэсовца, Яноша Вольберга.

В то же время израильтяне задействовали и подполковника СС Вильгельма Хеттля, в годы войны участвовавшего в депортации евреев Вены и Будапешта в Освенцим.

Однако самая любопытная история сотрудничества израильтян с бывшими нацистами касается связей «Моссада» с генерал-майором СС Отто Скорцени. На общем фоне она выделяется как его статусом в иерархии Третьего Рейха, так и относительно поздней датировкой этих связей, прекратившихся лишь с его смертью в июле 1975 года.

Австриец Скорцени служил в рядах СС с февраля 1934-го и был близким другом Эрнста Кальтенбруннера, с 1943-го возглавлявшего Главное управление имперской безопасности. В том же 1943-м Скорцени, по рекомендации своего давнишнего приятеля, возглавил диверсионный отдел управления зарубежной разведки СД (служба безопасности имперского вождя СС). Он пользовался особым расположением Гитлера и закончил войну в звании генерал-майора.

В мае 1945-го Скорцени был схвачен союзниками, и августе 1947-го предстал перед Нюрнбергским трибуналом. Как утверждала затем западногерманская пресса, оправдательный вердикт ему был обеспечен согласием работать на американскую разведку против русских. Мюнхенский журнал Quick отмечал в апреле 1950-го: «Процесс неожиданно закончился оправдательным приговором. Так и осталось неясным, был ли на нем представлен весь материал против Скорцени. Что же касается мнения широких кругов о приговоре, то его можно кратко выразить словами: мелких сошек вешают, а крупным фигурам дают сбежать». Впоследствии, именно этим решением суда руководители «Моссада» оправдывали свои контакты с любимцем Гитлера.

Идея задействовать Скорцени на египетском направлении возникла еще у Исера Хареля, возглавлявшего израильскую разведку в 1952–63 годах. Но практически «разработкой» бывшего генерала СС «Моссад» занялся уже при Меире Амите, вставшим во главе этой структуры в июне 1963-го. Контакты со Скорцени осуществлял один из высокопоставленных сотрудников «Моссада», уроженец Германии Авраам Ахитов, впоследствии ставший начальником Службы общей безопасности ШАБАК (1974-80).

С первой же встречи со Скорцени, состоявшейся в сентябре 1964-го, Ахитов не скрывал, что представляет именно «Моссад». Более того, как отмечает в своей книге («Тайная война», издана министерством обороны) упоминавшийся выше историк Йосеф Аргаман, работавший с израильскими архивными материалами, о сотрудничестве с бывшим генералом СС был детально осведомлен не только Меир Амит, но и глава правительства Леви Эшколь.

Израильтяне были заинтересованы в получении сведений о работе в Египте немецких военных ученых и инструкторов, многие из которых в прошлом подчинялись Скорцени. Тот же, в свою очередь, надеялся на негласную помощь израильтян в «очищении» своего имени в глазах западноевропейской общественности.

Убеждая себя в непричастности Скорцени к преступлениям против евреев, руководство «Моссада» предпочло не вспоминать о многих других его «подвигах» на службе нацистского режима. Так, 9 ноября 1938 года Скорцени лично командовал акциями против евреев в 3-м районе Вены, в частности сожжением пяти синагог, и конфискацией многочисленного имущества. В 1943–44 годах он же руководил испытаниями на еврейских узниках концлагеря Заксенхаузен новых видов оружия, предназначенных для диверсионных операций. Осенью 1944-го Скорцени и его люди сыграли одну из ключевых ролей в захвате нацистами власти в Венгрии, что повлекло за собой уничтожение более ста тысяч местных евреев. Ну и вообще-то, на момент установления связи «Моссада» с этим бывшим генералом СС его продолжало разыскивать правительство Чехословакии по обвинению в причастности к казням гражданского населения.

Мы унесем тайны в могилу

В своих мемуарах, изданных в 1999 году, Меир Амит отмечает, что возглавив «Моссад» летом 1963-го, он первым делом распорядился изменить шкалу приоритетов внешней разведки. До того, по его убеждению, она «слишком много занималась неважными, второстепенными вопросами», среди которых Амит особенно выделяет охоту за нацистскими преступниками. «Такие темы не должны были находиться на повестке дня разведки»,— подчеркивает он.

Портал IzRus обратился к Меиру Амиту с рядом вопросов, в частности о том, почему поимка убийц евреев была «вопросом неважным и второстепенным», и не испытывал ли он душевных колебаний, курируя связи с генерал-майором СС? Господин Амит не пожелал обсуждать подобные темы в личном общении и предпочел переслать свои ответы в письменной форме. «Заданные вопросы не относятся к периоду моей службы в «Моссаде»»,— лаконично отреагировал он. Странно, в книге Йосефа Аргамана, подготовленной на основании израильских архивов, и изданной министерством обороны, четко указывается период сотрудничества разведки с Отто Скорцени – с сентября 1964 по июль 1975, причем известно также, что Меир Амит руководил «Моссадом» в течение пяти лет, с июня 1963-го.

Несколько его тогдашних подчиненных, к которым обратился портал IzRus, часами и взахлеб готовы были рассказать о своих подвигах в истории с угоном иракского «МиГа», или о поддержке иракских курдов в 1960-х годах. Но, только заслышав любые упоминания о нацистах, даже «с подходом издалека», сразу же, удивительным образом, превращались в синильных склеротиков и выживших из ума маразматиков.


Лишь один из бывших сотрудников Ашера Бен-Натана согласился уделить нам «не больше пяти минут», и то по просьбе израильского историка, помогавшего в подготовке этого материала, и исключительно на условиях анонимности.

На вопрос о том, почему люди, которым сегодня давно за семьдесят, а некоторым — аж под девяносто, наотрез отказываются говорить о событиях полувековой давности, наш собеседник недоуменно ответил: «А что вы хотели, чтобы мы сами себя оговаривали, чтобы запятнали память о себе и своих товарищах, то дело, которому служили?!» И далее он объяснил: «Время было непростое, что в ходе мировой войны, что после. Сейчас легко об этом судить… К тому же, мы выполняли приказы. И никто вам ничего не расскажет. А вы ждали, что я начну говорить о связях руководства «ишува» с нацистами во время войны, или о том, как вербовали их пачками после; как делали селекцию при нелегальном вывозе евреев в подмандатную Палестину, по признаку идейной принадлежности, и ревизионистов старались не брать; или как после войны, опасаясь испортить отношения с Европой, ставили палки в колеса бывшим партизанам и участникам сопротивления в гетто, желавшим мстить немцам… Никаких фактов, тем более от своего имени, вам никто не даст. Мы все хорошо помним, но свои тайны унесем с собой в могилу»…