Велесова книга — подделка


В данной статье представлено в краткой форме комплексное исследование «Велесовой» книги, имеющее своей целью доказать, является ли ВЛ действительным аутентичным памятником древнеславянской письменности и языка 9—10 веков или же это подделка середины 19 века.


Исследование комплексное, попунктно будут рассматриваться:

  1. материал ВЛ
  2. письменность ВЛ
  3. язык ВЛ
  4. содержание ВЛ
  5. археологические находки предполагаемого времени ВЛ, с которыми ее можно соотнести
  6. аналогичные подделки 19 века


Весьма необычен для предполагаемого региона и времени материал письма — тонкие выпиленные дощечки (а не береста или церы на деревянной подложке, где текст располагался не на дереве, а на воске). В отличие от большинства известных древних рукописей на дереве, дощечки были тонкими (0,5 см), размером 20 на 30 см и разлинованы с двух сторон; эти параметры, по мнению некоторых критиков, способствовали бы хрупкости и раскалыванию материала ещё в древности.

К тому же нет никаких свидетельств, что славяне писали на отполированных дощечках. Материалами для письма у славян, подтверждёнными археологическими находками, служили береста, церы и пергамент, как и у соседних европейских народов.

Экспертиза «фотографии» 1959-1960 гг. показала, что на самом деле это не фотография, а стилизованная прорись. К тому же фотография из книги Леснова заметно отличается от фотографии из «Жар-птицы», что наводит на подозрения в подделке..

Итак исходный материал отсутствует, а фотография — прорись.

Вывод по пункту 1 — подделка.


«Велесова книга» написана особым алфавитом, представляющим собой вариант кириллицы с некоторыми не свойственными ни кириллице, ни греческому алфавиту начертаниями отдельных букв. Этот алфавит, известный только по «фотографии» одной дощечки и описаниям Ю. П. Миролюбова, сторонники подлинности текста называют «в(е)лесовицей». Для каждой строки была проведена горизонтальная линия (как в индийском письме деванагари), под которой шли «прикреплённые» буквы. Само существование докирилловского письма —"протокириллицы", а также «протоглаголицы» — изучалось дореволюционными и советскими учеными, но убедительных фактов о наличии такой письменности обнаружено не было. На данный момент накоплено относительно большое количество противоречивых свидетельств как в пользу, так и против существования письменности у славян до летописного начала использования кириллицы и глаголицы. Немногочисленные свидетельства, основывающиеся на работах современников того периода, не отличаются особой подробностью и объективностью описаний. О существовании каких-то знаков для письма и гадания («черты и резы») у славян-язычников пишет Черноризец Храбр в своем «рассказе о создании славянской письменности» — буквально «…погани не имаху письмен, но чертами и резами читаху и гадаху…»


Также ряд других авторов X—XI вв. — Ибн Фадлан, Ибн-Эль-Недим, Титмар Мерзебургский и др. упоминают некие «письмена», использовавшиеся славянами. В частности, Титмар Мерзебургский (976—1018 гг.), описывая западно-славянскую крепость-храм Ретра (Радигощ, Радогост, Радегаст) на острове Рюген, пишет, что на каждом из имевшихся в святилище идоле было вырезано имя божества:


Ибн-Эль-Недим даже срисовал образец «славянского письма, но надпись, сохранённая Ибн-аль-Надимом, стилизованная под арабское письмо, настолько искажена, что расшифровать её до сих пор не удалось.

В «Жития Мефодия и Константина, в монашестве Кирилла», написанных в средние века на основе ранних церковных документов, рассказывается о путешествии в 860-х годах Константина в Херсонес (Крым), где будущий создатель славянской азбуки готовился к церковному диспуту в Хазарском каганате:

«В Херсоне Константину удалось найти „Евангелие и псалтирь роусьскыми письмены писана“, а также человека, говорившего этим языком. Константин, беседуя с ним, научился этой речи и, на основании бесед разделил письмена на гласные и согласные буквы и с помощью Божией вскоре начал читать и объяснять найденные книги».

Сомнительно, чтобы такой обширный и сложный труд как Евангелие был написан рунами. До X века византийские авторы разделяли росов (русов), совершавших набеги на Византию, от славян, так что вполне возможно, что так называемые русские письмена имели скандинавское происхождение, тем более, что Кирилл знал южнославянский язык, и ему не было необходимости разделять гласные и согласные в славянской речи.

К тому же в том же «Житие» прямо заявляется об отсутствии у славян письменности. Когда Константин спросил византийского монарха Михаила о буквах на славянском языке, то монарх ответил, что его дед, отец и многие другие искали, но не нашли их.

Ещё одна гипотеза (о ней упоминает, хотя и не высказывается в её поддержку В. Истрин) состоит в том, что в тексте была описка — имелись в виду не «роуськие», а «соурськие» (сирийские) письмена. Проблема разделения гласных и согласных звуков была характерна для всех семитских письменностей, в том числе и для сирийского письма, но совершенно не характерна для любой из европейских письменностей.

Однако есть мнение, что Константин видел глаголическое Евангелие. Действительно, глаголица появилась немного ранее кириллицы, по одной легенде её автором был Блаженный Иероним (переводчик и составитель Вульгаты), по другой — сами Мефодий и Кирилл. Но опять же непонятно, почему у Кирилла выли трудности в прочтении уже всем известной письменности.

Главный, но не подкреплённый ничем аргумент адептов ВЛ вроде Чудинова — Кирилл и Мефодий просто «украли» «древнерусскую влесовицу» в свой новый алфавит, игнорирую тот факт, что большинство букв просто взяты из греческого алфавита, а «ш», «Щ» и «ц» - из еврейского. Еще следует отметить, что Кирилл и Мефодий не были на Руси, т.е. никак не могли у русов что-то «украсть», а свою азбуку составили для чешского короля. Из Чехии кириллица пришла в Болгарию и Сербию, а уж затем оттуда на Русь.

Вывод по пункту 2 — подделка.


Лингвистический анализ был проведен Л. П. Жуковской по тексту «фотографии» дощечки 16, а затем наиболее развёрнуто проведён О. В. Твороговым и А. А. Алексеевым по материалу всего памятника. Их аргументы вкратце таковы. «Велесова книга» пользуется несомненно славянской лексикой и территориально приурочена в основном к восточнославянской территории; однако её фонетика, морфология и синтаксис (достаточно хаотичные и без строгих правил) решительно не соотносятся с тем, что известно сравнительно-историческому языкознанию о древнейшем состоянии славянских (и восточнославянских в частности) языков и наречий в такую эпоху, как IX век, незадолго до первых известных славянских памятников.

«Велесова книга» выдаётся за текст, написанный до того, как у славян появились глаголица и кириллица. В то время в позднепраславянском бытовали только открытые слоги, носовые гласные, в глаголице и кириллице обозначенные впоследствии как юс большой и юс малый, особые гласные звуки, обозначавшиеся затем буквами ять, Ъ, Ь; после мягких согласных могли следовать только определённые гласные звуки, а после твердых, наоборот, другие. Были и иные особенности фонетики и морфологии, позднее исчезнувшие или изменившиеся по разным языкам. Но орфография «дощечек» показывает, что тот, кто их написал, не умел обозначать носовые: он воспроизводил их в соответствии с тем, как это гораздо позже делалось в польском языке; в то же время на «дощечках» есть места, показывающие изменения, которые позднее произойдут в сербском, хотя эти процессы взаимоисключают друг друга; в ряде случаев, наоборот, носовые выступают там, где этимологически их не было вообще (например, ренбы 'рыбы'). Во «Велесовой книге» отражено смешение Е и ять, хотя такая графика («бытовая») известна в надписях и берестяных грамотах лишь с рубежа XI и XII в., а фонетическое смешение началось ещё позже; отвердение шипящих и Ц — процесс ещё более поздний в славянских языках. Формы Велесовой книги вроде щас 'час', щистый 'чистый' образованы по аналогии с парами свеча~свеща, горячий~горящий, ночь~нощь, отражающими различие между древнерусским и старославянским рефлексами; но в действительности в начале слова такого соответствия не было, и во всех славянских языках здесь было представлено (как и сейчас) такое же ч-, как и в русском. Формы вроде пшебенде «пребудет» ориентированы на современный польский язык, но произношение prz- с шипящим начинается не ранее 14 века и ранее в других славянских языках не отмечено.

В древних славянских языках глагольная морфология чрезвычайно развита и располагает большим количеством чётко различимых категорий имени и глагола, в синтаксисе представлены чёткие правила согласования. Во Велесовой книге приведена глагольная форма бя вместо существовавшей бѣ, есе вместо еси (или иных форм глагола быти, ожидавшихся по контексту), широко представлена этимологически невероятная форма на -щехом, сочетающая суффикс причастия и окончание аориста; при слове женского рода употреблено числительное в мужском роде (и вообще не удаётся выделить чётких правил согласования по числу, лицу и т.п.); имеется ряд нелепостей (не образующих какой-либо правильной системы) в склонении существительных, в образовании причастий и т.п.

Также в тексте замечены не характерные для язычников сокращения «особо священных слов», например «сврг» - Сварог. Но сокращения священных слов характерно прежде всего для Христианства, можете удостовериться в этом, открыв Библию на церковнославянском языке.

Вывод по пункту 3 — подделка.


В тексте ВЛ ее автор сокрушается по поводу того, что «греки» хотят навязать русам-язычникам Христианство. Однако исторически первыми христианскими высокопоставленными миссионерами, приезжавшими к русским князьям, были не православные «греки», а католические «латиняне».

Вероятно, первым западным епископом, побывавшим на Руси, был Адальберт Магдебургский, который был послан в Киев в 961 году по просьбе княгини Ольги, т.е. За 27 лет до Крещения Руси по греческому обряду.

Вывод по пункту 4 — подделка.


Гипотеза о славянских рунах долгое время не поддерживалась археологическими находками. Древнейшим восточнославянским текстом считается надпись на глиняном кувшине, обнаруженном в 1949 г. при раскопке кургана возле села Гнёздово под Смоленском. Надпись-слово, обозначающее то ли сосуд для хранения горчицы, то ли имя владельца, выполнено и КИРИЛЛИЦЕЙ по найденным там же арабским монетам 1-й четвертью X века. Следовательно русы пользовались кириллицей 70-60 до принятия Христианства.

Самые древнейшие книги Руси 10-11 веков: «Новгородский кодекс» 988-1020 гг, Осторомирово Евангелие 1057 написаны кириллицей.

Вывод по пункту 5 — никаких других артефактов с «влесовицей» не обнаружено, значит подделка.


Весьма подозрительно, что история в ВЛ напоминаю историю в «Ура-Линда» — якобы древняя фризская хроника, обнаруженная в 1867 году, признана историками современной фальшивкой, т.к. написана на современной бумаге с отбелевателем и современными «голланизмами».

Академическая наука считает Велесову книгу подделкой на основании экспертизы Л. П. Жуковской и критической статьи О. В. Творогова. Л. П. Жуковская связала подделку с именем собирателя и фальсификатора славянских древностей А. И. Сулакадзева, жившего в начале XIX века. Сулакадзев имел своего рода «музей», в котором хранились и подлинные рукописи (нередко со вставками на полях самого фальсификатора), и подделки, изготовленные им самим. В каталоге своего собрания рукописей Сулакадзев упоминает источники, вырезанные на досках, например «предревний» синодик. Там же числится сочинение «Патриарси [патриархи]. На 45 буковых досках Ягипа, Гана, смерда IX в.» Велесова книга состоит из меньшего числа дощечек, но время, к которому отнесёна деревянная книга в обоих случаях, совпадает. О. В. Творогов предположил, что текст Велесовой книги был подделан самим Ю. П. Миролюбовым в 1950-х в целях подтверждения его научных штудий.

19 век был богат на исторические подделки. Так в Италии и Франции массовыми тиражами чеканились «римские» и «греческие» монеты, что многие музеи и коллекционеры до сих пор сомневаются в своих экземплярах и проводят дорогостоящие экспертизы. Любимец Николая Первого граф Аракчеев носил кличку «фальшивомонетчик», т.к. гордо показывал всем гостям свою «коллекцию» якобы поддельных античных монет, которые в настоящее время коллекционерами именуются «аракчеевками».

Вывод по пункту 6 — Велесова книга таинственным образом вынырнула (со слов Миролюбова) в середине 19 века - во время наивысшего расцвета всевозможных подделок «древностей», что даёт повод и ВЛ подозревать фальшивкой.

ИТОГО 

Общий попунктный вывод — Велесова книга является подделкой и её место в музее исторических курьезов.