Современная ересь жидовствующих в Русской Православной Церкви

Иаков борется с ангелом, Гюстав Доре (1832—1883), общая история для иудео-христианства.

Основная ставка богоборцев

"Строго берегись и будь внимательна, душа моя, потому что последние времена уже наступают и требуется для тебя особенный подвиг и терпение от бесов и от людей", взывал некогда святой старец Паисий Величковский [1, 273] (указан порядковый номер источника согласно cписка литературы, приведенного в конце статьи, и если есть номер страницы).

Сегодня уже многие чувствуют, что человечество вступило в совершенно особый этап своего существования. Но пока немногие сознают, что именно за этим кроется, немногие разумеют истинный духовный смысл происходящего.

Что мы, русские, имеем сегодня? У нас отнят и убит Царь, Помазанник Божий и поругана наша Родина − Святая Русь, подножие Престола Господня. Наша главная надежда на возрождение скрыта в возвращении русского народа к святыням православной веры. Знают это и наши враги. И пока все еще может перемениться, они ставят на повестку дня задачу уничтожения Русского Православия.

Все попытки физически уничтожить Православную Церковь, осуществлявшиеся в течение 20 века, не привели ни к чему. Лишь зажгли на небосводе духовной славы тысячи тысяч ярких звезд новомучеников и исповедников Христовых. Поэтому теперь основная ставка сделана не на физическое уничтожение, а на внутреннее разложение духа христианской веры, на подрыв Церкви изнутри.


Для этой цели избрана новая версия старой ереси жидовствующих, с которой Русская Церковь вела упорную борьбу еще в 15 веке. А прикрывает эту ересь успешно шествующий по всему миру экуменизм − лукавое лжеучение, выношенное в недрах талмудизма. Этот искусственно произведенный на свет плод − мифическая "единая мировая религия" − уродливый призрак-мутант, в котором слиты воедино все верования человечества. Сегодня он замер перед последним прыжком, готовясь поглотить, наконец, и нашу Православную Церковь.

Но жизнь показывает: грубый экуменизм в той явной форме, в которой он сейчас навязывается русской Православной Церкви − обречен на провал. Попытки насильно насадить его неизбежно порождают внутреннее сопротивление верующего народа.

Жидовствующие еретики знают: для того, чтобы достичь цели, Церковь необходимо разложить изнутри, руками самих же православных или с их "свободного согласия".

Вот почему все, что нам дорого и свято, все, что хранит в чистоте Дух Христов в Церкви с первых времен и доныне: Божественная литургия, святоотеческие предания, Иисусова молитва, старчество и пастырское окормление верующих, неповрежденный благодатный строй освященного церковного времени − все это сегодня взято мировым злом под прицел. Именно здесь проходит ныне последний рубеж великой духовной битвы.

«Новая эра» богословской мысли

«Прежде, чем бороться с иудеями, лучше побеседуем с теми из наших членов, которые, по видимому, стоят вместе с нами, но на деле следуют иудейским обычаям и всячески защищают их, и которых поэтому я считаю более достойными осуждения, чем самих иудеев, − говорит св. Иоанн ЗлатоустСпрошу я у каждого из страдающих этим недугом: ты христианин? Для чего же следуешь обычаям иудеев? Или ты иудей? Так зачем беспокоишь Церковь?» (Слова против иудеев. Слово 4-е) [2].

Планы разрушения христианской веры иудеями уже давно и тщательно подготовлены. Продумано все: кто будет эти планы исполнять сознательно ("по зову крови"), а кто − корысти ради, по слабостям, страстям и грехам.

Как же происходит в наше время чудовищное по своему цинизму и наглости пленение христианства иудаизмом?

Не будем говорить о тайном и явном экономическом, политическом, физическом насилии, как о слишком очевидном для всех. Рассмотрим попытки манипулятивного внедрения иудаизма в наше христианское сознание, через лукавое искажение Истины современными «сионскими мудрецами».

Сначала обратим внимание на "научно-практические разработки" теоретиков "нового богословского этапа", "новой эры богословской мысли". Эры, провозглашенной ими в связи с некими "особыми" историческими событиями 20 века.

Материалы этого рода − например, об опыте проведения совместных христианско-иудейских встреч в Освенциме в 1991 г. [11, 12, 13] − уже публиковались у нас в России. Но, как правило, не в православных изданиях, а в журналах для рафинированной гуманитарно-академической интеллектуальной элиты (в этой среде трудно и сейчас найти истинно русского, православного по духу человека) − таких, как "Вопросы философии" (№5, 1992).

В январе 1997 года в Санкт-Петербурге под покровительством известного экумениста и обновленца митрополита Владимира (Котлярова) состоялась международная научная конференция "Богословие после Освенцима и Гулага, отношение к евреям и иудаизму в Православной Церкви", Этот форум, задуманный жидовствующими еретиками как "пробный шар", как "разведка боем", готовился в глубокой тайне не только от церковной общественности, но и от российских ученых [4]. Главная задача подобных мероприятий − пропаганда современной версии старой ереси − т.н. "иудео-христианства".

«Иудео-христиане» − кто они?

Стоит ли говорить, что для православного сознания само понятие "иудео-христианства" абсурдно. Оно не имеет права на существование из-за несовместимости по самой сути двух религий − иудаизма и христианства. Ибо одна из них − религия ненависти и богоборчества, а вторая − учение о любви и благодати Божией. Откуда же возникла эта нелепость?

"Новая эра богословской мысли" провозглашается многочисленными "иудейско-христианскими центрами": "международным христианско—иудейским советом", "католической комиссией по диалогу с иудаизмом", "клубом католической интеллигенции" и т.п., в которых иудейская сторона представлена раввинами, настоящими ревнителями иудаизма, а вот христианская (какая неожиданность!), в основном, евреями, принявшими христианское крещение.

Диалог "от лица христиан" с иудаизмом ведут крещеные евреи, не только не порвавшие с иудаизмом, но и откровенно заявляющие о своей "лояльности к вере предков", считающие, что "требовать от них иного было бы очень негуманно и жестоко". Более того, − евреи, не стесняющиеся сообщить о факте получения ими благословения раввинов на христианское крещение. Очевидно, не случайно в отчетных материалах [11] так откровенно делается на этом акцент − чтобы "свои" брали пример на будущее. Это − готовые инструкции и руководство к действию для посвященных, внедренных в Православную Церковь с целью ее разложения и порабощения.

"Православные" евреи не просто принимают крещение, но с поразительной быстротой, (как правило вопреки канонам) и священнический сан. Вскоре они занимают влиятельные места в церковной иерархии (во всевозможных церковных комиссиях, центрах, советах и т.д.), позволяющие им делать официальные заявления "от лица христиан", дающие возможность решать, куда в будущем пойдет наша Церковь.

Вот они-то и явились в последнее десятилетие глашатаями "новой богословской эры". Надо ли говорить, что по церковным канонам такие "крещеные по благословению раввинов" священники не могут считаться не только иереями, но и вообще христианами.

Целенаправленно и расчетливо проникают эти волки-оборотни в церковную ограду, дерзко покушаются на Церковные Таинства и святыни. Племенная спайка и мощная международная поддержка делает их при этом особо опасными. А что же мы, православные? Все ли мы делаем для того, чтобы уберечь нашу Мать-Церковь от их тлетворного влияния?

Содержание иудео-христианских диалогов

Теперь о том, что ожидает нас, христиан, на "новом историческом этапе в развитии и взаимодействии всех религий". (Господи, как это похоже на материалы съездов КПСС по псевдонаучной многозначительности! И не зря: эта мертвечина состряпана поварами той же кухни).

Специально для нас создана новая религиозная идеология - с целью преодоления нашего православного "дурного фундаментализма" - так, не скрывая, презрительно они называют каноническое устроение Церкви. Уже предприняты первые практические действия, воплощающие программы иудео-христиан в жизни.

Шаг первый. "Теологическая переориентация" Церкви как акт покаяния христиан перед иудеями за "исторические страдания". С характерной шумной назойливостью и безапелляционностью участники иудео-христианских встреч заявляют о том, что настал исторический момент покаяния христиан перед евреями "за массовые погромы и уничтожения" и, прежде всего, − для начала − на уровне "религиозного осознания". Цитируем материалы иудео-христианских диалогов:

"В рамках Церкви от ее рождения существовало течение антисемитской экзегезы и теологии, приписывающее евреям преступную роль в истории "искупления", выставляющее их как отверженных".

"Это мешало осознанию христианского долга − без колебаний встать на сторону преследуемых и страждущих собратьев...Это было одной из причин разжигаемой пассивной враждебности или равнодушия... За долгие годы Церковь так и не смогла установить добрых отношений с евреями". "Шоах (Холокост) − уничтожение евреев в Освенциме выявило последствия христианского отношения к евреям".

"Христианство должно подвергнуть свое отношение к евреям истинной моральной оценке, выработать новые воззрения на евреев и иудаизм".

"Должна произойти теологическая переориентация у христиан вследствие осознания своей вины, перед гибелью евреев в Освенциме". [13]

Во всех этих заявлениях − жестокий расчет хищника уцепиться за христианское чувство милосердия, попытка навязать чувство вины за то, в чем христиане не виноваты. Православная Церковь имеет истинное духовное отношение к историческим страданиям иудеев и христиане не нуждаются в новой переоценке этого отношения, к которой призывают нас отступники. Беды и скорби, "обрушившиеся" на иудеев − последствия их добровольного нарушения завета с Богом, богоотступничества и самого тяжкого греха − богоубийства.

"Яко да приидет на вы всяка кровь праведна, проливаемая на земли, от крове Авеля праведнаго, до крове Захарии, сына Варахиина... Аминь глаголю вам: яко приидут вся сия на род сей. Се, оставляется вам дом ваш пуст" (Мф. 23, 35, 36, 38).

"И отвещавше вси люди реша: кровь Его на нас и на чадех наших" (Мф. 27,25)

Насколько иудео-христианство далеко от истинного учения Церкви, видно из того, что в их работах отсутствует даже намек на необходимость покаяния иудеев в богоубийстве, в гонениях на христиан. Напротив − звучат характерные для иудеев мотивы истерического протеста, бунта, обращенного к Богу, "попустившему такие незаслуженные страдания":

"Зверства и человекоубийства порождают вопрос, смеют ли даже те, кто сохранил после этого веру, говорить о любящем и заботливом Боге так, чтобы это не звучало издевательством над теми, кто страдал?".

Так относиться к страданиям могут лишь иудеи, меряющие все мерой земного благополучия, не желающие признавать существование дьявола и абсолютного, сатанинского зла. Для христиан такое отношение к своим и чужим скорбям было бы страшным кощунством, хулой на Бога, повторением в гордыне пути дьявола.

Сами по себе страдания не несут искупления, если человек или народ не кается, а ожесточается в своем грехе. Скорби в истории человечества, как и в жизни отдельного человека, попускаются Богом для вразумления, покаяния, очищения, а не для использования страданий соотечественников в своих прагматических целях, не для спекуляции и уловления христиан на ложном чувстве вины. Никакое "изменение отношения христиан к евреям в положительную сторону", даже обращение христиан-отступников в иудаизм не снимет с иудеев греха богоубийства, и стало быть не сможет предотвратить возможного повторения "трагедии истребления народа".

Это прекрасно понимают − лучше многих нынешних христиан − богоборческие создатели новой иудео-христианской идеологии. Для них главная цель − уцепившись за ложное чувство вины, боязнь показаться "негуманными", "непрогрессивными" и т.д. − духовно размыть, растворить христианство в иудаизме, ввести христианина в грех отступления от Божественной истины, приучая давать событиям не духовную-церковную, а чувственную, душевную оценку.

Закономерно и то, что "трагедия Шоах" (Холокоста) используются как удобный повод для искажения Священной истории, для переворачивания Истины с ног на голову.

В диалогах иудео-христиан логическим завершением Шоах является требование "новой интерпретации Библии, новой редакции Священного Писания, нового самосознания Церкви (христианской), нового воззрения на евреев и иудаизм", в которых бы не было "антииудаистской направленности" [13].

От православных требуют признать − "во искупление вины Шоах" − что в истории человечества иудеями не было совершено никакого богоубийства, т.к. "считать исторического Иисуса Богом иудаизм не может" [13]. Диалог как-то незаметно переходит в агрессивный монолог современных иудеев, называющих себя "старшими братьями" христиан, напоминающих при любом удобном случае о "еврейском происхождении Библии и о еврейских пророках".

Это лукавство развенчал еще Свт. Иоанн Златоуст в известной работе "Против иудеев":

"Что говорить о книгах... Именно настроение, с каким иудеи держат у себя священные книги, обличает их тем в большем нечестии. Не имея пророков, они не заслуживали такого осуждения, не читая книг не были бы так нечисты и мерзки. Теперь же не заслуживают никакого снисхождения; потому, что имея проповедников истины, питают враждебное настроение и к самым проповедникам и к истине".

С чисто иудейским лицемерием и трудно скрываемым презрением к христианам, их обманывают, усыпляя бдительность, заявляя, что эта "теологическая переориентация" "не является компромиссом между религиями по основным богословским вопросам." [13]

У православного человека при знакомстве с этими "материалами" постоянно возникает естественный недоуменный вопрос: "Зачем и кому нужен этот спектакль в виде диалогов иудеев с иудео-христианами"? Сразу же становиться ясно, что требования предъявляются только в одностороннем порядке, что никаких уступок Истине со стороны богоборческого иудаизма не предполагается, что это "игра в одни ворота".

Если так сильно заблуждение, если невозможно еврею признать Иисуса Христа Богом − зачем прилагать такие усилия к сотрудничеству и взаимопониманию? Смысл жизни христианина − не мир и дружба с иудеем ценой предательства Бога, − а спасение души во Христе, охранение чистоты своей веры и святынь своего Отечества. Ну живите себе, как знаете, только Церковь нашу не трогайте!

Шаг второй. "Очищение христианского сознания от предрассудков" (т.е. разрушение христианского религиозного опыта). Как клещ-паразит впиваются иудео-христиане в Православную Церковь. "Поработав" с догматическими основами христианства, они уже подготовили Новый Завет с "нужной" проиудейской интерпретацией Библии:

"Догматическое богословие переписано в Систематическое богословие, ревизии подвергнуты все частные разделы христианского богословия" [11]. 

Следующая задача − доказать христианам ошибочность, порочность их духовного опыта, неистинность христианского общения с Богом, "ограниченность и убогость" православного мировоззрения. Устоит ли православный верующий против лозунгов иудеохристианства, если они будут исходить из уст "православного" священника (принявшего сан по благословению раввинов)?

Цитируем материалы 1991 года:

"Есть необходимость избавиться от предрассудков, укоренившихся в сознании и подсознании христиан" [13]. "Мы должны преодолеть ограниченность христианской традиции, увидеть в иудаизме ценное дополнение к собственному мировоззрению" [13], этим "обогатить собственные представления о мире и способствовать испытанию этих представлений на прочность" [11].

Что же это за особые предрассудки в сознании и подсознании христиан? Умственные заблуждения, грехи, страсти, отдаляющие человека от Христа? Нет. Напротив, речь идет о таком устроении христианской души, которое мешает принять иудаизм. По сути − о том, что дает православная Церковь верующему − о способности к верному духовному различению, к истинному духовному выбору, предпочтению Истины перед ложью, Добра перед злом.

Ставится задача лишить православных этой, и без того в наше время слабой, особенно у новоначальных (а их сейчас в Церкви большинство) способности к духовному различению через вытеснение из церковной жизни истинно православного духовного опыта.

Это − стратегический план. Тактика − вопрос о том как "прочищается" и будет "прочищаться" сознание и подсознание верующих − тема для отдельного разговора. В ближайшее время, очевидно, те, кто устоит в Православной вере, смогут сами обнаружить эти методы "очистительной" работы. А пока иудео-христиане с досадой и раздражением отмечают, что именно "из-за дурного фундаментализма (т.е. преданности Православию − авт.) мы не способны воспринять другую точку зрения, в том числе − иудейскую интерпретацию Бога (т.е. покориться иудаизму − авт.)" (11).

Шаг третий. "Установление общности иудейской и христианской религии на глубинном уровне" (т.е. внедрение в души христиан иудейского религиозного опыта). Жидовствующие иудеохристиане подвергают критике и осмеянию "ортодоксальность, дурной фундаментализм и догматизм" православных, якобы неспособных из-за своей традиционной ограниченности постигнуть "настоящие" глубины общения с Богом, и посему неспособных понять то, что понятно им: "глубины эти во всех религиях одинаковы".

И сразу же сами берутся исправить наши "огрехи" в общении с Богом, как безусловно более опытные и сведующие в богообщении, как наши "старшие братья", предлагая свои сатанинские услуги.

Оказывается надо "не диагностировать конфессиональные различия" (жидовствующие всячески обходят серьезные прямые разговоры о конфессиональных основах вероисповедания), а устанавливать "глубинные общности" (11, 60). А сами эти "глубинные общности", которые "устраняют и перекрывают все конфессиональные различия", лежат по мнению жидовствующих иудео-христиан "в непосредственном опыте общения с Богом", который "один и тот же и у христиан, и у иудеев, ведь обе религии отстаивают веру в Единого Бога". [11,59].

При этом в очередной раз оказывается, что "иудаизм имеет безусловное преимущество перед христианством в живом опыте общения с Богом" (иудейским, разумеется):

"В иудаистской традиции сохранилось острое ощущение ноуменального, того, что связано с присутствием Бога. Интуиция святости Бога, интуиция непосредственного присутствия Бога здесь чрезвычайно сильна" (11,59).

Православному ясно, что все это ложь. Иначе иудеи со своей хваленой "еврейской интуицией Божественного" не отвергли бы Господа нашего Иисуса Христа, не предпочли бы Ему отца лжи − дьявола, каковому и поклоняются доныне, не усыновились бы через богоубийство сатане. Но как истинные чада дьявола, жиды и жидовствующие отступники не хотят пребывать в этом мраке одни, а пытаются утянуть в глубины сатанинские"на глубинные уровни общения"и христиан.

До сих пор у христианина не было ни нужды, ни желания знакомиться с внутренним состоянием иудея во время его молитвы. Теперь же иудео-христиане настаивают на том, что главное, чему следует обучиться христианам у иудеев − живому опыту общения иудеев с "божественным", а на самом деле − с сатанинским духом талмудического и каббалистического богоборчества.

В последние несколько лет жидовствующие иудео-христиане стали разворачивать свою деятельность достаточно открыто, с тем, чтобы православные могли бы, обучаясь, возместить ущерб своей веры в том, что касается т.н. "личной духовной практики", "диалогов с Богом", "истинной молитвы". Переводится специальная литература, появляются духовные руководители иудео-христианского направления, называющие себя, по-православному, старцами.

Все готово. Дело за малым. Осталось лишь христианскую душу, православное сердце устроить на новый иудейский лад. Для этого надо разорвать молитвенную связь православного человека с Небесной Церковью через непосредственное вмешательство в его духовный внутренний мир.

Этой же цели − отрыву Церкви земной, воинствующей от Церкви Небесной, служат целенаправленные, продуманные разрушительные действия талмудистов и по другим направлениям, таким как ревизия Православного календаря и Богослужения.

Теоретическая подготовка "богословской революции"

Прежде, чем иудео-христиане открыто заявили о себе в 90-х годах, десятилетиями шла подготовка к этому на теоретическом уровне. Делалось это через специальную литературу (философскую, психологическую, богословскую), затрагивающую внутренний мир человека, рассчитанную на то, чтобы вести развитие самосознания христиан в определенном направлении. Как правило, она адресована интеллигенции, университетской, студенческой молодежи. То есть тем, кто в силу своего статуса в обществе, усвоив нужные идеи, поведет за собой самосознание народа в определенном направлении.

В кратком исследовании нет возможности дать развернутый исторический обзор этой литературы. Прочертим лишь основную стратегическую линию, имеющую ярко выраженную богоборческую, антихристианскую направленность, хотя и не всегда лежащую открыто на поверхности.

Эта литература, шумно и многозначительно рекламируемая, издававшаяся большими тиражами, имела своей целью "научную" попытку последовательного развенчания основных христианских ценностей:


— Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа (Вольтер, Ренан, Ницше);
— Христианского государства (Маркс);
— Христианской семьи (Фрейд и его школа психоаналитиков);
— Христианской нравственности (Фромм, западные психологи-"гуманисты" XX в.);
— Христианской Церкви (Бубер).


Абсолютное большинство авторов − еврейского происхождения, многие − из семей раввинов. Но при этом скрывается от широких масс их истинное отношение к иудаизму. "Для публики" они представляются "учеными с мировыми именами", их биографии умело вычищены, так, чтобы у читателя-нееврея не возникало недоверия раньше времени (до тех пор, пока их "научные теории" не воплотятся в жизнь и не произведут нужного разрушения в душах христиан).

Так было, например, с биографией "знаменитого ученого" 3игмунда Фрейда. О том, что этот богохульник покончил с собой из-за рака горла и, о том, что он и его "коллеги" "изучали Тору, чтили субботу и соблюдали правила еврейской кухни" "читающие массы" узнают только сейчас − когда горькие плоды сотворенной им в теории "сексуальной революции" уже пожинают во всем мире.

Столетие назад "творцы катаклизмов" через идеи "гениального" Ницше (в последние годы жизни − слабоумный больной) открыто объявили во всеуслышание эру безбожия − в науке, в искусстве "Бог умер!".

В течение длительного времени это безбожие искусственно поддерживалось "сионскими мудрецами". Как откровенно и цинично по этому поводу признаются сами посвященные:

"Упорство религиозной потребности в человеке − проблема, доставляющая мучения мыслителям нашей эпохи" [14, 379].

Такие деятели, например, как знаменитый "классик" экзистенциализма Жан Поль Сартр, прославившийся своим богохульством и покончивший с собой (так отец лжи, смеясь, расправляется со своими верными слугами) были призваны, чтобы упразднить несвоевременную религиозную потребность современников через создание нового идеалистического мировоззрения, но без Бога. Сартр говорил:

"Бог мертв, он обращался к нам, теперь же он молчит, мы касаемся лишь его трупа".

Он поставил перед собой цель:

"Человек должен окончательно забыть Бога, отказаться от богоискательства, и для этого признать себя в качестве сущности, явление которой обуславливает существование мира − т.е. творцом мира" [14].

Так возник экзистенциализм − с его обожествлением человеческих страстей, поиском мифической творческой свободы для личности − целая эпоха в гуманитарных науках, искусстве, литературе 20 века. Экзистенциализм погубил души нескольких поколений талантливой молодежи, людей духовно жаждущих, с ярко выраженной, но часто неосознаваемой религиозной потребностью. Творческая интеллигенция вместо того, чтобы служить Богу, народу, приносить духовные плоды, стремительно деградировала, и, как никогда прежде, в нашем столетии была поражена духовными пороками и недугами − психическими заболеваниями (неврозами, депрессиями, шизофренией), наркоманией, блудом, тягой к самоубийствам.

Оторванность от Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, спровоцированная иудеями, привела христианскую европейскую культуру уже в начале 20 в. к глубокому духовному кризису. В душе отдельного человека это переживалось как чувство глубокого, мрачного, безысходного, ничем не заглушаемого одиночества, которое незнакомо было предыдущим поколениям христиан.

Но еще в прошлом веке святитель Феофан Вышенский затворник обращал внимание на духовное нездоровье, состояние пессимизма, разочарования в жизни людей, оторвавшихся от Церкви Христовой:

"Нынешние умники не вмещают словесе сего и тем погружают себя в непроглядный мрак, простертый будто над жизнью нашей земною. Отсюда туча, уныние, нечаяние, томление и самоубийство. Исходная точка их омрачения − та, что наша последняя цель будто на земле... но она не на земле.

На земле начало жизни − приготовительный период, а настоящая жизнь начинается по смерти... И особенный исключительный способ приготовления − благодушное терпение тесноты, лишений и скорбей. Кто взглянет или будет смотреть на данную жизнь такими глазами, тот не станет убиваться, не видя в своей жизни широты и простора. Подавай им широту и простор! Не слышит разве Господь воплей сих?" [1].

Духовный кризис Европы в течение 20 века все разрастался. Любые попытки возвратить науке и искусству христианские основы пресекались жестко − и теоретически, и физически − всеми возможными способами.

Наши соотечественники напрасно недооценивают той стороны духовной борьбы, которая ведется в науке. Как будто научная, земная истина выше Божественной, и может существовать независимо − "по ту сторону добра и зла". А вот "сионские мудрецы" прекрасно понимали и понимают, что наука в последние несколько веков − поле духовной битвы за людские умы, а, главное, души, что она служит не только утилитарным целям преображения материального мира и удовлетворения познавательных потребностей.

Они умело пользуются ими же внушенной людям "верой в науку", манипулируя сознанием и подсознанием христиан, создавая шумную популярность определенным ученым именам, пропагандируя "нужные" иудаизму в настоящий момент идеи, как "научные", а, стало быть, истинные. (В наше время, например, стоило лишь преподнести людям "научное заключение" о том, что "гомосексуализм − вариант физиологической нормы для человека" и в содомский грех втянуто множество народа).

В 19 веке опасность для иудейских планов представляла философия Гегеля, где ясно показаны конкретность существования Бога и непротиворечивость христианской веры и разума. "Спас" положение иудеев Карл Маркс. По их собственному признанию, он произвел "социологическую редукцию теории Гегеля" [14], как минимум на столетие "обезвредил" для сионизма теории Гегеля, лишив их главной тогда для современников истины − истины о Боге, развив и закрепив нужный тогда еще иудеям разрыв в сознании людей между верой и разумом.

Особенно трудно стало христианам сохранять Истину неповрежденной в 19-20 веках, когда антихристианские мировоззренческие "научные" концепции были взяты за основу в качестве государственных идеологий теперь уже нехристианских государств, и стали ведущими во всех сферах жизни - хозяйстве, политике, образовании, искусстве.

Против истинно православных ученых велась беспощадная война. Русский православный мыслитель И. Ильин, пытаясь отыскать причину нынешнего духовного кризиса в России, указывает на "своеобразную безрелигиозность религиозно сопричисленных людей" [21], на то, что религиозному человеку необходимо... "очищать, укреплять, растить свой духовный опыт" [21]. С этого и надо восстанавливать Церковь, но в верности святоотеческим традициям, возрождая прежде всего дух Православия, "который есть дух целомудрия, нестяжания, кротости, трезвения, покаяния, смирения и любви" [5].

Но не так считают "сионские мудрецы". Именно сейчас, когда остро чувствуется религиозный голод, а традиции истинной веры во многом утеряны (например, православной мирской жизни) или ослабли, нет еще способности к духовному различению добра и зла (у тех, кто воспитывался в нецерковной среде) − пришло время им "спасать" людей от кризиса безбожия, ими же спровоцированного.

Сейчас они ведут между собой цинично речь о "возможности воскрешения Бога". По их определению, наконец-то наступила "эпоха, в которой недостает Бога". К этому времени готовились долго, пытаясь создать идеологию, которая "подготовит такой поворот в сознании масс, что божественное появится в новых, доселе небывалых образах" [14]:

"Именно теперь существует настоятельная потребность в продумывании основных религиозных понятий" [14], "это не должно быть "религией" вообще... Люди не должны стремиться к тому, чтобы создать себе собственного Бога, не должны они обращаться впредь и к привычному Богу" [14].

Речь идет о том, чтобы теперь, когда "массы" уже готовы, умело подсунуть христианам духовный суррогат, вместо Истинного Бога − Иисуса Христа, увести нас с пути Божьего на поклонение сатане.

[Продолжение следует]