Вслед за разоружением американцев последуют репрессии


Последние пара недель для американцев ознаменовались бурной общественной дискуссией о праве на вооружение и самозащиту. Поводом стала бойня в школе «Сэнди Хук» 14 декабря 2012, где были убиты 27 детей.

Барак Обама, последовательно отстаивающий концепцию «государства-няньки», воспользовался этим поводом для того, чтобы выдвинуть тезис: граждан (и детей в школах в частности) должны защищать профессионалы, а для всех прочих оборот оружия нужно ограничить.

Против этого немедленно поднялась мощная волна общественного возмущения. Люди во множестве штатов вышли на акции протеста против инициатив Обамы под лозунгами «Оружие спасает жизни» и «Чем больше контроля над оружием – тем больше преступлений». Сенатор от Техаса Стив Стокмэн даже пригрозил президенту импичментом в случае, если он не откажется от своих планов.

Что же в этой ситуации наиболее интересно?


Быстрая общественная возбудимость

Наиболее интересна и поучительна, безусловно, реакция самих американцев. Она достойна всяческих похвал. 19 января демонстрации прошли в столицах штатов по всей стране, и в любом городе число демонстрантов колебалось от нескольких сотен до нескольких тысяч, что весьма внушительно. А ведь поводом для такого возмущения стал даже не закон, а всего лишь законодательная инициатива! Для сравнения – в 2012 году российская Госдума приняла массу законов, прямо ущемляющих права множества граждан: о НКО-«иностранных агентах», о черных списках цензуры в интернете, о митингах и одиночных пикетах, о возвращении ответственности за клевету, и, наконец, «закон о сиротах». И только последний закон стал поводом для какого-никакого общественного возмущения. Правда, только в Москве.

Ужасное «штурмовое оружие»

Если вдуматься, то наиболее раздражающая всех инициатива Обамы – о запрете «штурмового оружия» и магазинов большой емкости – совершенно нелогична с любой точки зрения.

Что обозначает страшный термин «штурмовое оружие»? В американском словоупотреблении он служит для обозначения гражданских версий армейских винтовок. То есть, грубо говоря, это «кастрированные» версии нормальных автоматических винтовок, лишенные возможности вести автоматический огонь.

Но вся нелепость страхов Обамы как раз здесь и проявляется: лишенное возможности вести автоматический огонь оружие как раз и перестает быть «штурмовым». Более того, в такой версии оно становится на порядок менее удобным для потенциального маньяка, чем его «менее страшные» аналоги — дробовик, пистолет или снайперская винтовка. Длинноствольная неавтоматическая винтовка калибра 5,56 мм существенно уступает пистолету в весе и разворотистости при беглом огне, существенно уступает самозарядному или помповому дробовику по поражающему действию по незащищенным бронежилетами целям, и существенно уступает снайперской винтовке по дальности и точности огня.

Для массовой бойни на близкой дистанции пистолет и дробовик однозначно подходят лучше, что было доказано опытным путем во время печально известных событий в школе «Колумбайн» — там было убито 13 и ранено 37 человек из двух дробовиков, пистолета и короткого карабина под пистолетный патрон. Убийца Чо Сын Хи убил 32 человека из двух пистолетов – «штурмовая винтовка» ему также не понадобилась.

Так что запрет на «штурмовое оружие» никоим образом проблему появления массовых убийц не решает.

Проверки и еще раз проверки

Далее, Обама потребовал увеличить число категорий граждан, которым будет запрещено владеть оружием. Туда попадут все, у кого были проблемы с полицией или с психиатрами. Помешает ли это потенциальным серийным убийцам?

Конечно же — НЕТ! Ведь Адам Лэнза, убийца в «Сэнди Хук» просто-напросто воспользовался оружием своей матери, а она была исключительно законопослушным гражданином. Убийцы из школы «Колумбайн» купили оружие у своих знакомых. Тимоти МакВэй, взорвавший федеральное здание в «Оклахома-Сити, вообще не стал заморачиваться с оружием и воспользовался взрывчаткой. Андерс Брейвик тоже не был замечен в правонарушениях или психических отклонениях.

Одним словом, множество примеров показывают, что оружие в Америке (и не только) достать ни разу не проблема ни для кого.


Запрет оружия – симптом грядущих репрессий

Как ни неопределенно это звучит, но чаще всего запрет на оружие появляется тогда, когда государство планирует вводить различные непопулярные меры и ограничивать гражданские свободы. Так было в СССР в 1929 году и в Германии в 1938, в Уганде, Гватемале и Камбодже. И везде за этим следовали репрессии — ведь карательные органы могли чувствовать себя относительно спокойно и не бояться сопротивления.

В этом контексте весьма настораживают кажущиеся абсурдными инициативы Обамы о запрете «штурмового оружия» и, что интересно, бронебойных боеприпасов. Понятно, что случайные жертвы маньяка вряд ли будут одеты в бронежилеты, а вот полицейские в них всегда одеты. И «штурмовые» винтовки, даже в своем полуавтоматическом варианте, — это единственное оружие, позволяющее хоть как-то сопротивляться регулярным армейским или полицейским формированиям, благодаря высокоскоростным пулям (в том числе, и бронебойным) и дальности огня в 300-400 метров. Конечно, отсутствие автоматического огня – весомый минус, но с пистолетами и дробовиками о сопротивлении защищенным броней полицейским и солдатам думать вообще нечего.

Не стоит ли за принудительным разоружением нечто большее?

I.C.: Выдержка из книги др. Джона Коулмана (бывшего полковника МИ-6) «Комитет 300. Тайны мирового правительства»:

Именно Комитет 300 создал доселе невиданные механизмы и сети контроля. Чтобы держать нас в повиновении, не нужны цепи и веревки. Наш страх того, что может случиться, гораздо более эффективен, чем любые физические средства сдерживания. Нам промыли мозги, чтобы мы отказались от нашего конституционного права носить оружие; чтобы мы предали саму нашу конституцию; чтобы позволили ООН осуществлять контроль над нашей внешней политикой, а МВФ управлять нашей налоговой и монетарной политикой; чтобы мы позволили президенту безнаказанно нарушать закон, вторгаться в другую страну и похищать ее главу государства. Короче, нам до такой степени промыли мозги, что мы как нация будем проглатывать любой беззаконный акт, творимый нашим правительством, почти не задавая вопросов.
<...>
Единое Мировое Правительство и единообразная денежная система при постоянных не избираемых наследственных олигархах, которые выбирают лидеров из числа самих себя в форме феодальной системы, как это было в Средние Века. В этом Едином Мире население будет ограничено путем сокращения числа детей на одну семью посредством болезней, войн и голода, пока из всего населения мира не останется 1 миллиард людей, приносящих пользу правящему классу в строго и четко определенных областях деятельности.

Среднего класса не будет – только правители и слуги. Все законы будут унифицированы в рамках юридической системы мировых судов, использующих один и тот же кодекс законов, за исполнением которого будет следить полиция Единого Мирового Правительства, а объединенные вооруженные силы Единого Мира насильно внедрят законы во все бывшие страны, которые больше не будут разделяться границами. Система будет основана на базе благоденствующего государства; кто покорился и служит Единому Мировому Правительству, будет вознагражден средствами к жизни; кто взбунтуется, будет просто заморен голодом или будет объявлен вне закона, став мишенью для каждого, кто захочет убить его. Обладание личным огнестрельным или холодным оружием будет запрещено.
<...>
Владение личным огнестрельным оружием запрещено уже на трех четвертях территории земного шара. Только в США население может еще владеть оружием всех типов, но это законное право быстрыми темпами урезывается местными законами и законами штатов, что нарушает конституционное право всех граждан носить оружие. К 2010 году владение личным оружием в США станет делом прошлого.