Координатор медслужбы Евромайдана: «Характер пулевых ранений у беркутовцев и майдановцев был схожий»


Бывший министр здравоохранения, народный депутат, заместитель главы парламентского Комитета по вопросам здравоохранения Олег Мусий, который был координатором медицинской службы Евромайдана, не исключает, что по «майдановцам» и «беркутовцам» стрелял один и тот же снайпер. Об этом он сказал в интервью «Главкому».

«Характер пулевых отверстий – как входных так и выходных – у сотрудников МВД и у «беркутовцев», и у «майдановцев» был частично похож. Поэтому, возможно, снайпер, если он существовал, мог стрелять и по «беркутовцам», чтобы сознательно спровоцировать их на агрессивное действие», — сказал Мусий.

Он рассказал, в чем заключалась схожесть пулевых отверстий.

«Схожесть во входных отверстиях – пуля проходила сверху вниз, например. Также были такие достаточно необычные входные отверстия, чему удивлялись и судмедэксперты. Как правило, при применении обычных видов оружия, входное отверстие тоненькое, а выходное – большое. А здесь было наоборот: входное – большое, а выходное – маленькое. Это характерная особенность пулевых ранений, на чем еще акцентировала внимание во время описания тел судмедэксперт – здесь имеет место применение какого-то специфического вида оружия.

Но если теоретизировать, то такое оружие мог бы купить кто-либо и где угодно. Конечно, оно могло быть на вооружении у «Беркута», а могла быть и кем-то привезено. Наверное же, подпольный рынок оружия существует в Украине», — сказал Мусий.

Он сообщил, что, по состоянию на сегодня, среди протестующих убитых – 85 (другие – погибшие, но не от пулевых ранений), раненых от пуль – более 200, а «беркутовцев» убитых и раненых от пуль – менее десятка.

По мнению Мусия, это однозначно свидетельствует, что если бы был нанят снайпер со стороны протестующих, то он бы, наверное, стрелял по «беркутовцам», и было бы больше погибших среди силовиков.

«Такие несоизмеримые цифры – в десять или в двадцать раз больше жертв среди протестующих – свидетельствует, что именно против протестующих применялось оружие, особенно в этот последний день массового убийства», — считает он.