«Великий Израиль» под тенью американской геополитики

Карта раздела Ближнего Востока опубликованная 29 сентября 2013 г. в The New York Times

Ключевая заинтересованность Израиля в дестабилизации положения в окружающих его мусульманских государствах и в разжигании войны в Сирии, либо остаётся в тени, либо просто замалчивается. Между тем, планируется, что «еврейский расцвет придет снова в огне арабских революций». При этом Израиль является закрытым обществом для остального мира, только потому, что мир хочет (заставляют) закрыть глаза


Ещё 30 лет назад американские стратеги ввели понятие «Большой Ближний Восток», означавшее пространство от Магриба до границ Индии, которое было объявлено зоной приоритетных интересов США.

В 2006 г. программа американского доминирования в этом регионе была обновлена и конкретизирована: тогдашний госсекретарь США Кондолиза Райс ввела уже термин «Новый Ближний Восток», означавший проект перекраивания границ на Ближнем Востоке от Ливана до Сирии, Ирака, Ирана вплоть до границ Афганистана путём реализации стратегии «конструктивного хаоса».

В том же году в американском журнале «Armed Forces Journal» была опубликована и карта «Нового Ближнего Востока», составленная полковником Р. Петерсом, которая стала циркулировать в натовских, правительственных, политических, военных и более широких кругах, постепенно подготавливая общественное мнение к предстоящим изменениям на Ближнем Востоке[1].



С началом пресловутой «арабской весны» американцы перешли к геополитической перестройке региона, что, естественно, поставило вопрос и о судьбе Израиля, который с тех пор не перестаёт сходить с повестки дня. Но какую бы форму ни приобретал этот вопрос, он подаётся только в одном ключе: Израиль выступает в качестве жертвы.

Так, весной 2011 в разгар войны против Ливии, когда Палестинская автономия поставила вопрос о своём членстве в ООН, западные СМИ начали дружно кричать о «сдаче Израиля» и о предательстве американцев, поддерживающих исламистов. Сегодня, когда абсурдность такого утверждения очевидна даже самым наивным, акцент делается на смертельной угрозе Израилю со стороны Ирана, которая разрастается по мере обострения ситуации в Сирии.

При этом ключевая заинтересованность Израиля в дестабилизации положения в окружающих его мусульманских государствах и в разжигании войны в Сирии, либо остаётся в тени, либо просто замалчивается.

Между тем, об этой заинтересованности крайне откровенно рассказал в своих интервью ещё в 2011 г. идеолог влиятельного в кругах израильской элиты «гиперсионизма» раввин Авраам Шмулевич (см. «Великий Израиль» как религиозно-финансовый проект для всего человечества[2]). Напомним, что «арабскую весну» он оценил как благо для Израиля, заявив:

«Мусульманский мир погрузится в состояние хаоса, и это будет положительным развитием событий для евреев. Хаос – лучшее время, чтобы взять ситуацию под контроль и включить еврейскую цивилизационную систему. Сейчас идёт борьба за то, кто будет духовным лидером человечества – Рим (Запад) или Израиль... Теперь мы должны взять полный контроль в свои руки... Мы будем не просто покупать арабскую элиту, а сами кормить её с рук и воспитывать... Человек, который получает свободу, одновременно должен получать инструкцию, как этой свободой пользоваться. И эту инструкцию человечеству напишем мы, евреи... Еврейский расцвет приходит снова в огне арабских революций»[3].

Говоря о внешнеполитических целях Израиля, Шмулевич подчеркнул необходимость занять «естественные границы по Нилу и Евфрату, установленные Торой», после чего должен последовать второй этап наступления – распространение гегемонии Израиля на весь район Ближнего Востока.


Шмулевич и тут предельно откровенен:

«Параллельно на Ближнем Востоке начнётся цепной процесс распада и переформатирования. Асад, который сейчас топит революционные процессы в Сирии в крови, всё равно больше года-двух не протянет. Начнётся революция в Иордании. Поднимутся курды и Кавказ как неотъемлемая часть Ближнего Востока...».

Всё это должно выглядеть, как один сплошной Ирак или Афганистан (при этом для истребления сопротивляющихся арабов при непосредственной поддержке Израиля и оккупированных ментально США готовятся эскадроны смерти – прим. ред.).

Шмулевича можно было отнести к маргинальным экстремистам, если бы он не повторял основные идеи изложенного ещё в 1982 г. стратегического замысла Израиля, известного как «план Инона». Это план, направленный на достижение регионального превосходства израильского государства путём дестабилизации и «балканизации», то есть дробления соседних арабских государств, который фактически воспроизведён в проекте «Новый Ближний Восток», изложенном К. Райс и полковником Р. Петерсом.

Речь идёт о плане «Стратегия Израиля в 1980-х гг.», подготовленном Одедом Иноном, израильским журналистом, прикомандированным к Министерству иностранных дел Израиля, и опубликованном впервые на иврите в феврале 1982 г. журнале «Кивуним» (Пути), издании Информационного отдела Всемирной сионистской организации. В том же году Ассоциация Арабо-Американского университета опубликовала его перевод, сделанный известным израильским публицистом Израэлем Шахаком, сопроводившим его своими комментариями[4]. В октябре 2013 г. статья И. Шахака была опубликована на сайте М. Чоссудовского Global Research[5].

Как написал Чоссудовский в своём предисловии к статье, «опубликованный ниже документ касается создания «Великого Израиля» и является краеугольным камнем влиятельного движения сионистов, которое сегодня представлено в правительстве Нетаньяху (фракция партии Ликуд), а также распространённого среди военной и интеллектуальной элиты Израиля... Войну в Ираке, в Ливане в 2006 г., в Ливии в 2011 г., а также продолжающуюся войну в Сирии и процессы смены режима в Египте в сегодняшних условиях следует рассматривать как часть плана сионистов на Ближнем Востоке»[6].

Этот план основывается на двух основных положениях, определяющих выживание Израиля: 1) он должен стать региональной имперской державой 2) осуществить разделение всей прилегающий к нему территории на мелкие государства путём развала существующих арабских государств. Размер этих государств будет зависеть от их этнического или религиозного состава. При этом выделение государств на религиозной основе стало бы источником моральной легитимации самого Израиля.

Надо сказать, что идея фрагментации всех арабских государств не нова, она была постоянной темой сионистского стратегического мышления[7], но публикация Инона, как указывает Израэль Шахак, представляет собой «точный и подробный план настоящего сионистского режима (Шарона и Эйтана) на Ближнем Востоке, который основан на разделении всей территории на мелкие государства и роспуск всех существующих арабских государств».

Здесь Шахак обращает внимание на ряд моментов: 1. В стратегическом израильском мышлении снова и снова проявляется идея о том, что все арабские государства должны быть разрушены Израилем на мелкие единицы. 2. Чрезвычайно сильной является связь с нео-консервативной мыслью в США, выражающаяся в идее «защиты Запада», но идея эта формальна, в то время, как реальная цель автора пана и официальных лиц Израиля – превратить Израильскую империю в мировую державу («другими словами, цель Шарона – обмануть американцев после того, как он обманет всех остальных»).

Главным положением, из которого исходит Инон, заключается в том, что мир пребываем в ранней стадии новой эпохи и человеческой истории, суть которой – в «распаде рационалистического и гуманистического мировоззрения в качестве краеугольного камня, поддерживающего жизнь и достижения западной цивилизации со времён Возрождения».

Дальше идёт фактически изложение основных идей «Римского клуба» о недостаточном количестве ресурсов в космосе, не соответствующем нуждам человека, его экономическим потребностям и его демографическим ограничениям.

«В мире, в котором живут четыре миллиарда человеческих существ, а экономические и энергетические ресурсы не увеличиваются пропорционально, чтобы удовлетворить растущие потребности человечества, было бы нереалистично ожидать выполнения основного требования западного общества, т.е. желания и стремления к безграничному потреблению.

Точка зрения, что направление, которое выбирает Человек, определяет не этика, а, скорее, его материальные потребности — эта точка зрения становится наиболее распространённой сегодня, так как мы видим мир, в котором исчезают почти все ценности. Мы теряем способность оценивать самые простые вещи, особенно когда они касаются простого вопроса о том, что есть Добро и что есть Зло».

Описав разнородную картину арабского и неарабского мусульманского мира, Инон делает вывод:

«Эта национальная этническая картина меньшинств, простирающаяся от Марокко и от Сомали до Турции, указывает на отсутствие стабильности и быстрое вырождение во всём регионе. Когда эта картина добавляется к экономической ситуации, мы видим, что весь регион построен, как карточный домик, и не выдерживает серьёзных проблем».

Вот тут Инон и описывает «новые возможности для полного изменения ситуации», которое Израиль должен осуществить в ближайшее десятилетие.

В отношении Синайского полуострова – восстановление контроля над Синаем в качестве стратегического, экономического и энергетического резерва в долгосрочной перспективе.

«Египет, с его нынешним внутриполитическим состоянием — уже труп, тем более, если принять во внимание растущий мусульманско-христианский раскол. Развал Египта по территориальному признаку на различные географические регионы, является политической целью Израиля в восьмидесятых годах на его западном фронте».

В отношении Восточного фронта Израиля, более сложного, чем Западный, Инон пишет:

«Полный распад Ливана на пять провинций послужит прецедентом для всего арабского мира, и в том числе для Египта, Сирии, Ирака и Аравийского полуострова, и всё уже идёт именно к этому.

Распад Сирии и Ирака позже на этнически или религиозно уникальные области, как в Ливане, является главной задачей Израиля на восточном фронте в долгосрочной перспективе, в то время как исчезновение военной мощи этих государств — задачей на краткосрочный период.

Сирия распадётся в соответствии со своей этнической и религиозной структурой на несколько государств, как это в настоящее время происходит с Ливаном, так что там будут шиитско-алавитское государство в районе Алеппо, ещё одно суннитское государство в Дамаске, враждующее со своим северным соседом, друзы, которые создадут своё государство, может быть, даже в наших Голанских высотах, и, конечно, в Хауране и в северной Иордании».

«Ирак, с одной стороны богатый нефтью, и с другой стороны, раздираемый внутренними конфликтами, гарантированно является кандидатом для достижения целей Израиля. Его распад для нас является ещё более важным, чем распад Сирии...

Любые межарабские конфронтации помогут нам в краткосрочной перспективе, а также помогут сократить путь к более важной цели развала Ирака на несколько деноминаций, как в Сирии и Ливане.

В Ираке возможно деление на провинции по этническому и религиозному признаку, как в Сирии во времена Османской империи. Итак, три (или более) государств будут существовать вокруг трёх крупных городов: Басры, Багдада и Мосула, и шиитские районы на юге отделятся от суннитского и курдского севера».

«Весь Аравийский полуостров является естественным кандидатом на распад в связи с внутренним и внешним давлением, и это неизбежно, особенно в Саудовской Аравии, независимо от того, сохранит ли она свою экономическую мощь, основанную на нефти, или же она уменьшится в долгосрочной перспективе. Внутренние трещины и пробоины являются понятным и естественным развитием событий в свете нынешней политической структуры.

Иордания представляет собой непосредственную стратегическую цель в краткосрочной, но не в долгосрочной перспективе, так как она не будет представлять реальной угрозы в долгосрочной перспективе после распада, прекращения длительного правления короля Хусейна и перехода власти к палестинцам в краткосрочной перспективе. Нет никаких шансов, что Иордания будет продолжать существовать в своём нынешнем составе в течение долгого времени, и политика Израиля, как во время войны, так и в мирный период, должна быть направлена на ликвидацию Иордании с его нынешним режимом и передачу власти палестинскому большинству. Исчезновение режима к востоку от Иордана также приведёт к исчезновению проблемы плотного заселения арабами территории к западу от Иордана...

Подлинное сосуществование и мир будут царствовать над землёй только тогда, когда арабы поймут, что без еврейского государства между Иорданом и морем они не смогут ни существовать, ни чувствовать себя в безопасности. Свою страну и безопасность они смогут обрести только в Иордании».

Далее Инон излагает внутренние стратегические цели и пути их достижения, подчёркивая необходимость серьёзных изменений в мире:

«Расселение населения является внутренней стратегической целью высшей степени важности, иначе мы перестанем существовать в любых границах. Иудея, Самария и Галилея являются нашей единственной гарантией национального существования...

Достижение наших целей на Восточном фронте зависит в первую очередь от реализации этой внутренней стратегической цели. Трансформация политической и экономической структуры, с тем чтобы сделать возможной реализацию этих стратегических целей, является ключом к достижению всех изменений.

Нам нужно перейти от централизованной экономики, в которой правительство принимает активное участие, к открытому и свободному рынку, а также перейти от зависимости от американских налогоплательщиков к развитию нашими собственными руками подлинной продуктивной экономической инфраструктуры.

Если мы будем не в состоянии произвести это изменение свободно и добровольно, то мы будем вынуждены сделать это с помощью развития событий в мире, особенно в области экономики, энергетики, политики, и нашей собственной растущей изоляции».

«Быстрые изменения в мире также приведут к изменениям в условиях мирового еврейства, для которого Израиль станет не только последней надеждой, но и последним выбором».

Оценивая этот план, можно сделать следующие выводы. Во-первых, поскольку здесь изложены стратегические цели, он рассчитан на долгосрочную перспективу и крайне актуален именно сегодня. Во-вторых, возможность реализации описанной внешней стратегии связана в нём с серьёзными изменениями и в положении самого Израиля, и в общемировом масштабе. Что и стало происходить с середины 80-х гг.

С переходом мирового правящего класса к неолиберальной стратегии в Израиле произошли глубокие перемены, в результате которых страна оказалась под контролем 18 богатейших семей, и израильский капитал стал активно вкладываться за рубежом, в то время как израильский рынок, в свою очередь, оказался широко открыт для иностранного капитала.

В результате активного «встраивания» страны в мировую экономическую систему израильский капитал настолько слился с транснациональным классом, что понятие «национальная экономика Израиля» лишилось смысла. В этих условиях и оказался возможным переход Израиля к активной экспансии, проявляющейся не обязательно в военном контроле и силовом присутствии, но в интеллектуальном и экономическом влиянии, позволяющем «воспитывать» или использовать в своих интересах арабскую элиту.

Об этом и говорил Шмулевич, когда указывал, что заповедь иудаизма — «быть силой, которая направляет человеческую цивилизацию, которая задаёт стандарты человеческой цивилизации».
_____________________________________
[1] Карта «Нового Ближнего Востока» //Информационно-аналитический портал Геполитика
[2] http://ruskline.ru/
[3] После арабских революций Великий Израиль будет управлять Ближним Востоком?
[4] Израэль Шахак (1933-2001) известен своей критикой иудаизма и расистских взглядов израильских политиков в отношении неевреев. Будучи профессором органической химии в Еврейском университете в Иерусалиме, он возглавлял Израильскую лигу по правам человека и гражданским правам и опубликовал многочисленные исследовательские работы, среди которых «Нееврей в еврейском государстве», «Глобальная роль Израиля: Оружие для репрессий», «Еврейская история, еврейская религия: тяжесть трёх тысячелетий»
[5, 6] http://www.globalresearch.ca/
[7] Она описана в книге Ливии Роках «Священный терроризм Израиля» (1980), опубликованной всё той же Ассоциацией. Книга построена на основе воспоминаний Моше Шарета, первого в истории Израиля министра иностранных дел и бывшего премьер-министра, и описывает сионистский план в отношении Ливана и процесс его разработки в середине 50-х гг. Первое массовое вторжение в Ливан в 1978 г. способствовало разработке этого плана до малейших деталей, а вторжение в июне 1982 г. было направлено на осуществление определённой части этого плана, согласно которому распасться должны были и Сирия с Иорданией.