Андрей Фурсов о странностях массового убийства в Париже