Самурайский меч ковался на Западе


Думаю, те, кто интересуется военной историей, прекрасно понимают, о чём я говорю. Один из источников, который используют ревизионисты − это книга "Фашистский меч ковался в СССР". В этой книге делается попытка доказать, что это Сталин-де создал Гитлера и вооружил его.

Но я хочу посмотреть на проблему "кто кого вооружал до Второй Мировой Войны" с другой стороны. Ведь не только Германия и Италия были мощными державами стран Оси. И есть третья страна − Япония, с которой в основном и воевала Страна Победившей Демократии и Капитализма − США. Война была долгой и трудной, не без провалов и потерь, несмотря даже на то, что США были передовой индустриальной державой, а Япония по своему промышленному потенциалу находилась где-то между Бельгией и Голландией, уступая США в 7 раз.


Посмотрим на довоенный состав японского надводного флота. Он довольно солиден − 6 линкоров, 4 линейных крейсера, 6 тяжёлых авианосцев, 4 лёгких авианосца, 18 тяжёлых крейсеров, 18 лёгких крейсеров, 113 эсминцев.

Возникает риторический вопрос − откуда у японцев взялись ресурсы, чтобы построить всё это богатство да ещё и обеспечивать топливом для регулярных походов?

И ответ на него очевиден − импорт сырья. Япония зависела от него очень сильно. Потребности страны в нефти на 90% обеспечивались импортом. Потребности страны в различных металлах обеспечивались импортом на 50-75%.

Далее в логической цепочке возникает следующий вопрос − кто продавал японцам все эти полезные вещи?

Ответ такой − США, Великобритания, Голландия. Причём в импорте существовало "разделение труда" − Великобритания и Голландия занимались в основном поставками нефти, а США − в основном поставками металлургической продукции.

Кроме поставок сырья, японцы также получали другую важную вещь − технологии.

Например. В составе японского флота есть 4 линейных крейсера − "Конго", "Харуна", "Хиэй", "Кирисима". Корабли эти довольно старые, построенные ещё в годы Первой Мировой войны и не лишённые недостатков, главным из которых является слабая бронезащита корпуса − даже по меркам Первой Мировой − всего 203 мм. брони в главном броневом поясе.

Когда мы начинаем выяснять происхождение этих кораблей, то обнаруживается интересная вещь. Оказывается, корабль-то является английским проектом, а головной корабль − "Конго" − даже строился в Великобритании на верфях фирмы "Виккерс". Хотя тут надо сказать, что англичане и американцы на тот момент пока ещё рассматривали Японию как некий инструмент поддержания равновесия на Дальнем Востоке и особо не беспокоились на предмет её усиления.

Результаты Первой Мировой войны, по всей видимости, несколько поколебали уверенность в неопасности Японии. Ведь за Первую Мировую войну ни одна страна не приобрела так много владений, не затратив так мало средств и усилий. В руки Японии попали Каролинские острова, Марианские острова с великолепной военно-морской базой Трук, германские колонии в Новой Гвинее и порт Циндао.

Ещё с самого окончания русско-японской войны японцы на политическом уровне косо поглядывали на своих благодетелей из США. Милитаристы считали их виновными в преждевременном окончании войны и в ущемлении интересов Японии при заключении Портсмутского мирного договора − ведь это Теодор Рузвельт "категорически попросил" японцев отказаться от требования контрибуции.

Отношения обострились после окончания Первой Мировой войны, а после Вашингтонской конференции, где японцев принудили ограничить строительство флота и отказаться от претензий на "особые позиции в Китае", то отношения стали совсем уж напряжёнными.

Однако торговлю ресурсами и технологиями это не остановило. Дело-то в чём? Политические отношения − это дело государства. А торговлю в Великобритании и в США вел и ведёт частный бизнес, и ведёт её на свой страх и риск. Даже обьявленное государством эмбарго − это далеко не всегда выход. Бизнес может просто чихнуть на эмбарго с высокого дерева, найдя обходные пути. Например, поставлять военную технику по частям под видом мебели. Это была распространённая практика поставок. "Лучше война, чем кризис", − таково было кредо американских производителей оружия.

По ссылке вы можете видеть цифры конкретно авиационного экспорта из США в Японию. Здесь есть свои характерные детали.

1. Как уже было сказано, поставками занимались частные компании, которым главное − заработать прибыль, а остальное − не суть важно.

2. Японцы были людьми дальновидными и понимали, что постоянно закупать технику у стратегических противников − это не выход. Поэтому они старались освоить её производство у себя. Технику они покупали в виде образцов, широко закупали лицензии на производство и посылали свои технические кадры на обучение в США. Американцы вполне охотно учили японцев и демонстрировали им новейшие образцы техники.

Что касается общих размеров экспортных поставок, то только за 1939 год объемы американских экспортных поставок в Японию составляли 232 млн. долл. (для сравнения − в Китай − только 56.6 млн. долл). Данные − из книги Flynn J. The Truth about Pearl Harbor. N. Y., 1944, p. 7. Это один из источников, которыми пользовался Н. Н. Яковлев в написании книги "Перл-Харбор, 7 декабря 1941 года. Быль и небыль".

Да, получается, что поставками сырья и технологий занимались всё-таки не государственные структуры. Этим занимался частный бизнес, которому всё равно кому продавать свою продукцию − лишь бы прибыль была. Кроме сырья и технологий, экспортировался также и капитал − американские капиталовложения в японские предприятия на 1941 год были весьма значительными и составляли около 500 млн. долл., из них 178 млн. долл. − в промышленные предприятия.

Таким образом, выходит, что американский частный бизнес широко спонсировал индустриальное развитие Японии. При том те, кто спонсировал, не могли не знать, в какую сторону направлено это развитие − а именно, в сторону укрепления военной силы Японии.

Однако роль государственных структур США здесь также не сводится к нулю. Бизнес бизнесом, но государство имеет право вмешаться, если бизнес занимается поставками сырья и вооружения стратегическому противнику, да ещё и инвестирует деньги в его экономику.

Тем не менее, решительного вмешательства государства не последовало − вплоть аж до 1940 года. И это касается не только отношения к бизнесу, сотрудничающему с потенциальным противником. Это касается и политических мер, которые предпринимало правительство США.

А собственно, какие меры оно принимало? Да никаких. Американцы не удосужились жёстко отреагировать ни после вторжений Японии в Манчжурию и Китай, ни тогда, когда японцы объявили о том, что не будут больше соблюдать условия Вашингтонского соглашения, так как оно противоречит их национальным интересам, ни даже тогда, когда японским пилотам 12 декабря 1937 года "под горячую руку" попалась американская канонерка "Пэнэй" с сотрудниками американского посольства на борту (поразительное сходство с происходящими событиями в Европе 1935-1939 гг. − прим. IC). Дело ограничилось лишь устными замечаниями да исключением из Лиги Наций в 1935 году, что, естественно, японское руководство никоим образом не обеспокоило.

Только в 1940 году, когда стало ясно, что японцы склоняются к южному направлению экспансии, в Белом Доме зашевелились, последовательно введя ограниченное (именно что ограниченное, а не полное) эмбарго на поставки стратегического сырья в Японию и заморозив японские активы в американских банках.

Точные сроки таковы:

5 июля 1940 года – стратегические виды минерального сырья, авиамоторы, станки;
26 июля 1940 года – авиабензин, смазочные масла, некоторые виды стального лома;
30 сентября 1940 года – все сорта стального лома.

Государственный департамент разъяснил органам, ведавшим торговлей с Японией, что они могут выдавать лицензии на экспорт в эту страну с тем, чтобы вывоз нефти (экспорт авиационного бензина воспрещался) равнялся примерно уровню 1935—1936 годов. Поскольку японские активы были заморожены, предписывалось следить за тем, чтобы стоимость экспорта примерно равнялась стоимости импорта. Ограничения должны были действовать три месяца, по истечении которых в зависимости от политической обстановки торговлю можно было вновь расширить на основе клиринга, то есть безналичного расчета.

Надо сказать, что у политики соглашательства имелась достаточно веская причина. И причиной этой были сильные позиции изоляционистов, которые пользовались поддержкой крупного капитала. Изоляционисты предполагали при помощи дипломатических средств соорудить некий японо-американский альянс, направленный против СССР (не для этого ли вскармливался и нацистский проект? − прим. IC). Основными инициаторами этой политики в США были представители «Национального объединения промышленников», которое опиралось на таких монополистов, как Дюпон, Морган, Рокфеллер, Меллон и Форд.

Однако реальность грубо вмешалась в их планы − ведь японцы всё же склонились к морской экспансии, а не к континентальной. Вот и получилась такая ситуация − страны передовой демократии долго ковали самурайский меч, и, возможно, сами того не подозревая, вручили его в руки собственному врагу − воинственному самураю. Когда я говорю "сами того не подозревая" - я имею в виду, что этого могли не подозревать те круги, которым принадлежала реальная политическая и экономическая власть. Что касается военных и флотских начальников, то они-то знали, как обстоят дела. Они предупреждали о том, что Япония представляет весьма неиллюзорную опасность. Они предупреждали о том, что США к войне, ничтоже сумняшеся − не готовы. Но до самого рокового дня 7 декабря 1941 года их не желали слушать...

Литература:

1. Тюрк Г. Тора-тора-тора!
2. Н. Н. Яковлев "Перл-Харбор, 7 декабря 1941 года. Быль и небыль".
3. А. Г. Больных "Мифология Перл-Харбора"
4. Ю. Иванов "Камикадзе - пилоты-смертники".